Звездный час «Двойного непостоянства»

27 марта 2004
Татьяна Коньякова, «Вечерний Новосибирск»

Сегодня — Международный день театра! Театр — это всегда чудо и всегда радость! Пожелаем успеха театру «Глобус» на фестивале «Золотая маска»!

На столь престижную театральную премию спектакль «Глобуса» выдвигается впервые, и потому для театра это событие более чем радостное и вселяющее большие надежды. «Двойное непостоянство» номинируется сразу по пяти позициям — «Лучший спектакль малой формы», «Лучшая работа режиссера» (Дмитрий Черняков, Москва), «Лучшая работа художника» (Дмитрий Черняков), «Лучшая женская роль» (Ольга Цинк за роль Сильвии), «Лучшая мужская роль» (Илья Паньков за роль Арлекина). 
Для Ольги Цинк роль Сильвии стала поистине знаковой. С нее начался стремительный, головокружительный взлет актрисы.

Спектакль театра «Глобус» едет на «Золотую маску»

На столь престижную театральную премию спектакль «Глобуса» выдвигается впервые, и потому для театра это событие более чем радостное и вселяющее большие надежды. «Двойное непостоянство» номинируется на «Золотую маску» сразу по пяти позициям — «Лучший спектакль малой формы», «Лучшая работа режиссера» (Дмитрий Черняков, Москва), «Лучшая работа художника» (Дмитрий Черняков), «Лучшая женская роль» (Ольга Цинк за роль Сильвии), «Лучшая мужская роль» (Илья Паньков за роль Арлекина).

Для Ольги Цинк роль Сильвии стала поистине знаковой. С нее начался стремительный, головокружительный взлет актрисы. До того занятая преимущественно в детских спектаклях и ролях второго плана, она получила роль Раневской в «Вишневом саде», Анны Болейн в «Монархе» у Игоря Лысова и главную роль в «Ю» у Алексея Крикливого.

 Дмитрий Черняков меня открыл и сделал актрисой, — говорит Ольга.

О головокружительном взлете

Интересно, что, работая над «Двойным непостоянством», с актером на роль Арлекина режиссер определился сразу, а вот Сильвию начинала репетировать совсем другая актриса. Но потом, как говорится, вмешался его величество Случай. Ольга смеется, что роковую роль сыграло то, что она сменила прическу — коротко подстриглась. И Дмитрий Черняков, увидев ее на каком-то банкете рядом с Ильей Паньковым, который был подстрижен так же, вдруг понял: они — пара. В режиссерском мозгу что-то замкнуло, соединилось, завертелось, и Ольга получила эту роль.

Известный своей экстравагантностью Черняков составил с ней в кабинете достаточно необычный диалог:

 Хочу вас попробовать... Хотя у вас не было ничего такого, чем бы я мог прельститься... Но ничего, я сделаю из вас хорошую актрису...

Едва приступив к репетициям, она, по ее словам, «была заражена спектаклем абсолютно»:

 Произошло невероятное совпадение, которое бывает, наверное, только раз в жизни. Вся моя внешняя характеристика, все черты моего характера пришлись к спектаклю как нельзя кстати...

О спектакле

Спектакль поставлен по пьесе комедиографа XVIII века Пьера Мариво, с легкой руки которого в обиход французов вошло слово «мариводаж», означающее «игру в любовь», и решен весьма своеобразно — на контрасте некоторой «мармеладности» Мариво и жестоких реалий сегодняшней жизни. Праздные дамы и кавалеры в париках и камзолах галантного века оказываются в «Двойном непостоянстве» участниками realiti-шоу «За стеклом». Спектакль и играется за прозрачным стеклом — от пола до потолка, которое разбивается в финале в знак протеста против таких «подглядываний».

Сильвия и Арлекин в исполнении замечательного актерского дуэта — существа непосредственные и наивные. «Естественные люди», своеобразные «маугли» попавшие из своих «джунглей», маленькой глухой деревушки, в «цивилизацию», царские покои, в клетку к сильным мира его. Когда «дети природы» суетливо жуют свои деревенские булки, мелко надкусывая и посыпая ковры крошками (в спектакле вообще много подобных «картинок», которые хорошо запоминаются и потом долго стоят перед глазами), они выглядят неведомыми зверушками, испуганно выглядывающими из своей норки. А нелепое платьице и дурацкие башмаки подсказавшие Ольге Цинк немного странную, нездоровую, «церебральную пластику», делают ее Сильвию немного диковатой и одновременно беззащитной и жалкой. Когда за ниточки начинают дергать умелые, искушенные и недобрые кукловоды, с этими «мауглями» начинают происходить очень смешные и страшные вещи.

О своем партнере Ольга говорит:

 Не было бы его, не было бы и меня. Илья — это мое отражение, это моя половинка на сцене. Он мне очень помогал, он мне многое прощал, он возвращал мне душевное равновесие, когда я бывала буквально на грани нервного срыва...

Но «грани нервного срыва» — это «за кадром», а на сцене — поразительная легкость, сыгранность и гармоничность существования в образе...

Необычный дуэт был замечен сразу, зритель полюбил актерскую пару с первых же спектаклей. За роли Сильвии и Арлекина Ольга Цинк и Илья Паньков получили также диплом «За лучший актерский дуэт» на IV Международном театральном фестивале «Радуга». А городской конкурс «Парадиз» за роль Арлекина признал Илью Панькова лучшим актером прошлого года. Режиссерская работа тоже многократно отмечалась премиями и призами. Так что, как шутят в театре, «успех „Двойного непостоянства“ — постоянен».

О режиссере

 Он уникальный художник, — говорит о режиссере актриса. — Он умеет рисовать в своем воображении очень ясную и четкую картинку спектакля и умеет очень хорошо это свое видение передать. Он придумывает спектакль до самых малейших подробностей и деталей еще задолго до того, как начинает его ставить. Он как никто умеет заразить образом. А если еще в тебе лично присутствуют черты характера твоей героини, когда ты сам не спокоен и не уравновешен, тебе очень просто принять образ изнутри и просто начать в нем жить. Главное — уметь отдаваться режиссерскому видению, отказаться от своих амбиций и как губка впитывать то, что хочет создать он...

Черняков — выпускник режиссерского факультета РАТИ, много работает как в драматических, так и музыкальных театрах страны. В Новосибирске им поставлены: «Козий остров» Бетти (театр «Красный факел») и опера Кобекина «Молодой Давид» (Театр оперы и балета). Сейчас работает над «Аидой» в НГАТОиБ.

Об особенностях характера

 Каждая роль для меня — это всегда очень сложный процесс родов, — признается актриса. — Я всегда паникую, всегда нахожусь в состоянии нервного стресса, постоянно плохо сплю. И даже при той добрейшей атмосфере, в которой создавался спектакль, я очень страдала... Но это особенности моего характера, от этого никуда не уйдешь. Это моя личная драма. Думаю, что, наверное, так и должно быть. Новое должно рождаться в муках. Есть муки — есть новое. Иначе ты будешь играть в своих привычных штампах...

Театр в жизни Ольги занимает 24 часа в сутки. Живет она сейчас одна. В 15 минутах ходьбы от театра. В доме такая же атмосфера, как и в театре: повсюду разбросаны роли, и репетиция для нее начинается с утра, с того самого момента, когда она встает и включает музыку, чтобы создать определенный настрой... А потом начинает сомнамбулически бродить по квартире, без конца проговаривая текст и, как говориться, вживаясь в роль:

 Я не представляю женщин, которые вынуждены переключаться и заниматься домашними делами...

Когда-то Ольга пыталась строить семью и, как она говорит, «делала много житейских ошибок». А полтора года назад в ее жизни возникла эта «ситуация личной свободы» и... буквально обвал работы в театре.

 Я, конечно, фанатка театра конченая... Но если мне Бог пошлет любовь, то пусть это произойдет, и произойдет ненавязчиво, легко...

И о многом другом

Наш разговор с актрисой состоялся буквально через два дня после премьеры «Монарха». На столе в гримерке еще стояли «премьерные» розы. Роль Анны Болейн ей особенно дорога еще и потому, что, с этой ролью кончился ее «совершенно безумный, депрессивный год». Этот «депрессивный год» начался с «Вишневого сада» и роли Раневской. Когда год назад она получила от Игоря Лысова приглашение, то, с одной стороны, восприняла это как подарок судьбы, а с другой:

 Это был шок, это был стресс, в котором я находилась всякий раз, когда выходила на сцену. Каждый раз с чувством обреченности, полной незащищенности и единственной мыслью «Господи, за что!» Я еще была не готова, я еще не прошла всего необходимого для этого пути... Раневская была для меня «ролью на вырост».

И роль Анны Болейн в «Монархе» стала для нее тем тренингом ума, души и тела, который позволил взлететь по лестнице мастерства стремительно, перепрыгивая через три-четыре... — десять ступенек. Все, что было в ней нереализованного, реализовалось.

 У меня теперь есть все, чтобы сыграть Раневскую, — говорит актриса. — Я смогла, я дотянулась. После Анны Болейн, после судьбы роковой женщины, когда в одной точке фокусируется все женское начало, вся двойственность женской натуры, вся роковая сущность женщины, простая женская судьба становится очень понятна и ясна... Теперь я крепко стою на ногах и теперь я буду выходить на сцену с ощущением счастья...

С тем самым ощущением счастья с которыми она выходит на сцену в «Двойном непостоянстве», ее, пожалуй, самом любимом спектакле.

***

На «Золотой маске» актеры будут играть спектакль на малой сцене МХАТа им. Чехова 29, 30 и 31 марта. Жюри будет присутствовать на спектакле 30 марта, причем во время дневного показа. Время не самое удобное, но, как говорится, надо сосредоточится, собраться и сыграть на одном дыхании и от души. Успеха вам, ребята!

И с Днем театра всех служителей Мельпомены!