Страсти по «Вишневому саду», или Герой нашего времени

4 сентября 2003
Людмила Смирнова, «Новосибирские новости»

Московский режиссер Игорь Лысов поставил на сцене нашего «Глобуса» спектакль по пьесе Антона Чехова «Вишневый сад». Казалось бы, что тут может быть неожиданного? Это — классика и, как ни крути, классикой останется. Однако каждый художник имеет право на собственное прочтение творений великих писателей и драматургов, вот Лысов и прочел чеховскую пьесу совсем по—новому.

Достаточно сказать, что главным героем «Вишневого сада» стал Лопахин, а не Раневская или, скажем, Петя Трофимов, чтобы понять, что режиссер ушел от стереотипов и «притянул» пьесу к сегодняшнему дню. Обычно все, что происходит в пьесах Чехова, воспринимается как «дела давно минувших дней», и в лучшем случае зритель смотрит такой классический спектакль как иллюстрацию к школьной программе. Новая же трактовка «Вишневого сада» дает возможность испытать сопричастность к судьбам чеховских персонажей, которые, оказывается, ничем не отличаются в своих чувствах и поступках от нас сегодняшних.

Не скрою, меня эмоционально потряс спектакль и заставил размышлять о своем, о наболевшем. Что же до трансформации, которую претерпели знакомые со школьной скамьи персонажи, то, надо думать, и Раневская с ее «ахами» и вздохами, и Петя с его пламенной речью трибуна, зовущего в никуда, сегодня не более чем анахронизм. Тот, за кем будущее, и кого можно назвать героем нашего времени, конечно, Лопахин. Именно он делает дело и не распускает нюни, хотя только он среди всей этой «честной компании» и способен чувствовать сильно и искренне. Лопахин страстно пытается спасти Раневскую, храня в душе благодарность к милой женщине, приласкавшей его в детстве. За одно лишь доброе слово он готов отдать «вечному студенту» Пете Трофимову сорок тысяч рублей — просто так, потому что у него они есть. Так чем же он, простите, плох? И сам Чехов написал его именно таким — нужно лишь вчитаться в текст пьесы. А Петя Трофимов, которым нас учили восхищаться в школе, всего лишь болтун, который даже выучиться чему—то толком не может. Не зря же Чехов сделал из него «вечного студента», который вот уже пятнадцать лет все на лекции к профессорам ходит, а толку нет, кроме того, что он готов часами разглагольствовать на любую тему. Этот Петя, которого в спектакле Лысова мы видим смешным и жалким, почти карикатурным человечком, ничего умного и впрямь сказать не может. «Мы выше любви!» — восклицает он. Красиво звучит это лишь на первый взгляд, а если вдуматься, то большей глупости и быть не может. 
Да и Раневская от него недалеко ушла в своих пустых и фальшивых монологах. Режиссер сознательно снимает пафос кульминационной речи Раневской тем, что выводит на сцену девочку—подростка, которая во время тирады Раневской звучным пионерским голосом читает стихи. «Ходульные» мысли и чувства героини (ее в спектаклях по пьесе Чехова «Вишневый сад» всегда играли красивые женщины, вышибавшие слезу из зрителя сочувствием к своей персоне) на сей раз нашли адекватное воплощение. Время стало жестче и, если хотите, циничней. Ну а чувства истинные сегодня на вес золота. Потому и актриса, играющая Раневскую (Ольга Цинк), вынуждена отдать пальму первенства актеру, играющему Лопахина. Вот он—то — Евгений Миллер — и разбередит вам душу своими пылкими речами. И здесь пришла пора заметить, что в «Глобусе» зажглась и засияла новая «звезда» — актер Евгений Миллер. Зрители знают его по Фигаро в «Женитьбе Фигаро» и по другим ролям, но роль Лопахина в «Вишневом саде» показала и его мощный потенциал, и то, что он способен делать на сцене уже сегодня, — а это немало. Энергетика Миллера столь сильна, что отсутствие актера на сцене тут же ощущается — хочется, чтобы вышел поскорее и внес свою лепту в действие. Без него как—то пусто. Но ведь это не противоречит тому, что написано у Чехова. Надо лишь внимательней вчитаться! А если недосуг, так найдите время на посещение театра. «Вишневый сад» в постановке Игоря Лысова обязательно встряхнет вас эмоционально и даст возможность поразмышлять о сегодняшнем дне (а это всегда полезно).