Сад на краю пропасти

6 июня 2003
Ирина Ульянина, «Коммерсантъ-Weekend»

В новосибирском театре «Глобус» завершаются репетиции «Вишневого сада» Антона Чехова в постановке московского режиссера Игоря Лысова. Спектакль увенчает сезон и впервые будет показан зрителям 6 июня в день открытия Минифеста — традиционного фестиваля премьер. «Вишневый сад» в театре считают важнейшим творческим проектом в год 100-летия со дня написания знаменитой комедии.

Разумеется, в репертуарах новосибирских театров и, в частности, в репертуаре бывшего ТЮЗа «Вишневый сад» уже значился. В последний раз пьесу воплощал Виктор Гульченко — известный московский театровед, исследователь творчества Антона Чехова, параллельно с репетициями проводивший лабораторные занятия по углубленному изучению текста. Тот спектакль запомнился еще и блистательной работой художника Бориса Левенталя, сделавшего зримым образ белокипенного вишневого сада.

Ныне ученику Анатолия Васильева, художественному руководителю московской студии «Класс» Игорю Лысову было угодно версифицировать трактовку жанра. В подзаголовок он вынес определение «лирика на краю пропасти». Сам господин Лысов, чтобы было понятнее насчет пропасти, сказал следующее: «Вишневый сад — конец России как самостоятельного космоса, конец России как искусства, культуры, цивилизации... Все с удовольствием бегут из имения, потому что за имением стоит нравственность — огромный русский космос. Если бы удержали, не произошло бы революции, кровавой бани. А они предали нравственность, сбежали из имения, освободив дорогу тем, кто с топорами».

В беседах с участниками премьерного спектакля Игорь Лысов подчеркивал, что Гаевы гибнут потому, что исполнилась судьба. Дворянская интеллигенция — халатная, распущенная, погрязшая в благородных разговорах и ничего не делающая, гибнет как раса. Это особый класс люмпен-аристократии, равный античному. Режиссер считает, что Антон Чехов, как никто иной прекрасно сознававший абсурдность жизни, сильно поиздевался над своими персонажами — как врач, как драматург, как плебей и модернист. Все герои великого скептика мечтают, чтобы жизнь остановилась, а он заставляет их двигаться, что и рождает комичные ситуации, от которых остается привкус горечи.

В сущности, в рассуждениях режиссера нет никаких принципиально новых сентенций, которых бы не слышали старшеклассники общеобразовательных школ на уроках литературы. Но господин Лысов убежден, что духовная жизнь сегодня возможна только в рамках искусства — на сцене, и стремится подвигнуть на нее актеров. Они репетируют с азартом, с воодушевлением, потому что есть надежда, что премьера понравится зрителям, спровоцировав их на глубинные размышления об отечественной истории, о времени и о себе. Если кто-то не додумал об этом на школьных уроках литературы.

Замысел режиссера помогают осуществить Изабелла Козинская — автор сценографии и костюмов, художник по свету Андрей Шепелев (оба из Москвы), новосибирский хореограф Георгий Ерасек и композитор Роман Столяр. Главную роль — Любови Раневской — исполнит Ольга Цинк, ее брата Леонида Гаева сыграют Алексндр Варавин и Павел Харин, Ермолая Лопахина — Евгений Миллер, Варю — Елена Ивакина. В других ролях заняты актеры Ирина Нахаева, Юрий Соломеин, Юлия Зыбцева, Денис Малютин, Сергей Мурашкин и многие другие. В массовых сценах — юные артисты студий вокала и пластики.