Алексей Крикливый: «Надеюсь, человек выходит после каждого спектакля немного другим...»

7 июня 2011
Кира Сергеева, «НьюсЛаб»

Красноярск и Новосибирск на полторы недели поменялись театрами. Гастроли по обмену для жителей нашего города стартовали мольеровским «Скупым» в интерпретации московского режиссера Романа Смагина. Как удалось заманить новосибирскому молодежному театру этого и многих других известных всей стране театральных деятелей, а также о многом другом мы беседуем с главным режиссером «Глобуса», человеком, давно знакомым красноярскому зрителю, Алексеем Крикливым.

Трудно заполучить

 Алексей, на эти гастроли вы привезли очень разноплановый материал. Чем был обоснован выбор?

 Я хорошо знаю Красноярск, знаю этот театр. Так получилось, что Красноярск и Новосибирск давно сотрудничают: мы следим за развитием друг друга, помогаем друг другу, выпускники Красноярской академии работают у нас. И когда мы планировали репертуар этих гастролей, нам, конечно, хотелось показать самое лучшее. То что является, может и не вехами, но уж точно важными событиями театра «Глобус». Хотелось привести больше, но что-то не вошло в афишу чисто по техническим параметрам — сцена в «Глобусе» в два раза больше сцены в театре Пушкина.

 И все же это работы одних из ведущих режиссеров России на сегодняшний день...

 Пригласить сегодня в театр хорошего режиссера очень тяжело — иногда только на переговоры уходят годы. Но результаты стоят того. Например, спектакль «Скупой», который мы уже отыграли, поставил ученик легендарного Марка Захарова, режиссер Роман Самгин. Он работает в «Ленкоме», Театре на Малой Бронной и других столичных театрах.

Нина Чусова — довольно яркая фигура в современном театральном мире, я считаю ее безумно талантливой, каждый ее спектакль — фейерверк! Она сумела по-своему пересмотреть «Женитьбу» и перенести ее действие в 60-е годы XX века, но при этом сохранить гоголевских дух. Олег Юмов, чье «Возвращение» мы привезли, один из самых перспективных молодых режиссеров в стране, а спектакль в этом году был выдвинут на соискание Национальной театральной премии «Золотая Маска» в пяти номинациях.

Спектакль «Двойное непостоянство», про него уже сказано много. Спектакль объездил весь мир, имеет какое-то нереальное количество престижных театральных наград, его режиссер — Дмитрий Черняков — сегодня работает в крупнейших театрах мира, в России его застать уже трудно. Так получилось, что в Красноярске мы играем «Непостоянство» в последний раз, после чего снимаем с репертуара. Рассказывать можно бесконечно...

 Вы совсем не упомянули о «детской теме» в этих гастролях. А как же «Каштанка» и «Толстая тетрадь»?

 «Каштанка» — это такой большой праздник на сцене, его одинаково хорошо воспринимают и взрослые, и дети. А про «Толстую тетрадь» мне рассуждать трудно, это моя постановка. Приходите и посмотрите (смеется). Хочу отметить, что в Красноярск мы привезли не только «кассовые названия». Большинство наших спектаклей ставят какие-то серьезные вопросы. Нам хочется построить диалог с думающей публикой.

Вопросы воспитания

 А публика готова к такой девятидневной атаке?

 Мы иногда сами идем на поводу у зрителя, который приходит в театр, чтобы развлечься и отдохнуть. Но опыт многих театров показывает: теряя серьезную драматургию, рискуешь скатиться исключительно в комедийный материал, и ничего хорошего из этого не получится. Поверьте, то что мы привезли — это спектакли, на которые иногда бывает трудно попасть. А значит, есть и другой зритель, который хочет от театра не только развлечения. Нужно уметь держать баланс репертуара.

Вообще, конечно, время изменилось, испортилось само понимание актерской профессии: мы все видим, как легко с двух дублей можно сняться в сериале, и забываем о более важных профессиональных вещах.

 Но зато на таких съемках актер может заработать, причем гораздо больше, чем в театре.

 Не спорю, но если у актера есть голова на плечах, он может и сниматься, и сохранить театральную карьеру. И таких случаев много.

 Говорят, с тех пор как вы стали в «Глобусе» главным режиссером три года назад, в его стенах стало гораздо больше молодых талантов.

 Неправильно говорить, что со сменой руководства в театре все поменялось. Наш театр имеет длинную историю, в этом году мы закрыли 81-й театральный сезон. «Глобус» имеет свою историю, традиции, которые бережно сохраняются. Просто вопрос прихода молодежи для меня принципиально важный, это помогает театру двигаться вперед, развиваться. Без этого нельзя.

 Это в основном сибиряки?

 Красноярск, Новосибирск... И мне приятно видеть, что команда молодых артистов у нас подобралась очень достойная, их хвалят режиссеры. Наш театр имеет еще и такую специфику — зритель у нас самый разный, в том числе и молодой. Последнему хочется видеть близкую и понятную ему тему на сцене, мне радостно, что нам есть, что ему показать. Я читал в блоге жителя Новосибирска, что он побывал на одном из наших спектаклей 21 раз! Представляете?

 А на ваш взгляд, молодого зрителя театр должен привлекать в свои стены? Или достаточно воспитывать, растить того, который сам пришел?

 Это большая ответственность, от которой никуда не деться молодежным театрам. К нам приходит зритель разного возраста — дети, подростки, и нам нельзя их отпугнуть, напротив, надо помочь привыкнуть к театральному действу, полюбить его.

Привлечение, воспитание... А имеем ли мы право воспитывать? Я думаю, если хорошо и честно делать свое дело, обязательно произойдет отклик. Надеюсь, что человек выходит после каждого спектакля немного другим, эмоционально другим. И если после этого возникнет потребность прийти и испытать это чувство еще раз, мы молодцы. В Красноярске ситуация немного отличается от нашей: тюз, театр Пушкина, больше драматических театров и нет. В Новосибирске их больше, и с каждым годом появляется что-то новое. Складывается некая конкурентная среда, в которой привлечение зрителя становится куда более значимым вопросом.

Единым фронтом

 Мне кажется, или в воздухе только что повисло слово пиар?

 Да, без него никуда.

 Но театр, во всяком случае, в плане рекламы, структура крайне консервативная. Трудно представить, что она когда-то изменит свой подход к пиару.

 Я с вами согласен. Нам бывает просто стеснительно рассказывать про себя. Я с этой проблемой столкнулся при подготовке этих обменных гастролей. Мы знаем, что такое Красноярский театр, они знают нас, но люди-то нет. И тут речь уже идет не о пиаре, а просто о необходимости донести до зрителя информацию. Да, привлекать внимание к событию нужно.

 А почему стесняетесь-то?

 Есть определенные стереотипы, которые трудно преодолеть. К тому же часто на эффективную рекламу банально не хватает денег. Театр до сих пор существует на самом верном двигателе — сарафанном радио. Хотя Москва давно уже не скупится на рекламную продукцию, придет это и к нам. Мы уже начинаем в летний период делать уличные мини-перформансы, рекламные акции, направленные на широкого зрителя. И это тоже выход из ситуации.

Я вообще считаю, что сейчас такое время, когда различным учреждениям культуры пора объединяться и работать единым фронтом. Не могут уже существовать отдельно театр, музей, филармония. Я говорю даже не про синтез жанров, но хотя бы про какую-то совместную организационную и информационную деятельность, совместные мероприятия, взаимный пиар.

 К такому объединению сейчас все идет или это просто ваши мечты?

 Я мечтаю, я этого хочу. И у меня есть какие-то силы, чтобы рано или поздно это произошло.

Молодежь пошла

 Правда ли, что работа молодых драматургов сегодня не востребована большими театрами?

 Я считаю, что есть масса способов начинающим драматургам заявить о себе. Есть множество конкурсов, многие театры занимаются подвижничеством в этом деле, в том числе и театр имени Пушкина. Я не думаю, что есть хоть один театр, которому не нужен был бы новый интересный и качественный материал. Просто на это нужно время и силы, кто-то должен производить отсев работ в духе «я захотел и я написал». И не все написанное подходит для сцены, не все можно поставить.

К тому же у каждого театра свое настроение, свой дух и стиль, и если драматург — неважно, молодой он или нет, попадет в нужную струю, ему будут рады.

 Напоследок, расскажите, как прошли первые дни гастролей?

 Мы очень нервничали. Правда! Незнакомый зритель — это всегда испытание. Подводить какие-то итоги я пока не хочу, пусть пройдут все спектакли. Скажу только, что гастроли — это всегда здорово, интересно. Это тренинг для коллектива, после таких поездок труппа всегда немного взрослеет.