Много талантливых людей под одной крышей

3 апреля 2010
Татьяна Шипилова, «Советская Сибирь»

Новосибирский академический молодежный театр «Глобус» — имя, которое в театральном мире на слуху. Он, несомненно, яркая точка на театральной карте России. Он особенный. Почему? Об этом в дни, когда «Глобус» отмечает свой юбилей, мы и говорили — искали ответ с главным режиссером театра Алексеем Михайловичем КРИКЛИВЫМ.

 Алексей Михайлович, буквально вчера увидела по телевизору новостной сюжет, где вы на фоне зрительского фойе отвечаете на вопросы корреспондента. А за спиной у вас ребятишки — шумные, подвижные, как юла, гомон и эмоциональный фон невероятный... В общем, кроме каких-то очевидных творческих успехов и имиджевых вещей, я вдруг воочию, через телекартинку, поняла: «Глобус» — театр особый. В плане, скажем так, энергетических полей, взаимоотношений с публикой и так далее, и так далее... Вы почувствовали эту «особость», когда пришли сюда шесть лет назад?

 Да, я помню свои первые впечатления. И очень положительные. Скажу сначала именно о творческой составляющей, ведь она в жизни театра главная. Здесь, в «Глобусе», я в первый раз столкнулся с таким моментом, когда люди работают, как в первый и в последний раз. Было у меня такое ощущение от репетиций — это касается и актеров, и постановочных цехов — ну, вот последний спектакль в жизни мы делаем, или самый первый хотим миру предъявить. Представляете, какая энергия тут работает! И это меня как-то так будоражило и продолжает волновать: темпы, темпы, темпы жизни этого театра, они, конечно, особенные. И еще, безусловно, мы можем говорить о том, что есть такое понятие, как глобусовский артист. Я не буду его сравнивать с артистами других театров, оценивать, хорош он или нет. Речь о другом. Глобусовский артист должен уметь очень много, и самое, наверное, главное — он должен так вибрировать, его внутренняя сущность должна быть настолько пластичной, «размятой», чтобы она откликалась, грубо говоря, утром на сказку, вечером — на абсолютно взрослый спектакль, где меняется совершенно всё: эстетика, способ существования, даже порой — сознание человека на сцене.

 Кроме всего прочего, хоть это и технический вроде бы момент, — большая сцена «Глобуса», на самом деле такая большая...

 ...что диктует она очень жесткие правила игры. И это бесконечный тренинг всей труппы, который тоже приносит свои плоды. Может быть, это нескромно прозвучит, но когда мы выезжаем на гастроли — и площадка там, как правило, гораздо меньше нашей, — то вдруг видим, как все в привезенном спектакле расцветает такими прекрасными вещами, что сам удивляешься... То есть после нашей большой сцены, которую я, кстати, очень люблю и испытываю, работая на ней, особый драйв, мы можем играть везде. А малая наша сцена — это вообще отдельный театр...

 Но сейчас ведь почти во всех театрах есть малая сцена, и все равно в «Глобусе» — особенная?

 Я вот что имею в виду: там у нас репертуар, которому, в общем-то, может позавидовать любой театр.

 То есть быть полноценным театром?

 И, мне кажется, прекрасно жить... У нас же есть еще и большая сцена, где мы делаем большие спектакли, в том числе мюзиклы, комедии... А малую сцену мы как бы бережем...

 Чтобы высказать что-то самое сокровенное?

 Можно сказать и так. Но непременно подразумевая некое движение вперед... Потому что я прекрасно понимаю: сейчас театральное пространство резко разделилось — или мы рискуем, или мы не рискуем; или мы занимаемся современной пьесой, или мы боимся и не хотим ее брать. Мое-то желание, чтобы у нас появлялись современные тексты, и не пустышки какие-то быстрые, скорострельные, а такие как «Mutter» Дурненковых, поставленная режиссером Еленой Невежиной, которая показала себя суперпрофи, сумев так много раскрыть-раскрутить в этой пьесе. А возвращаясь к разговору о глобусовском актере, остается только радоваться, насколько мобильным и открытым новому предстало в этом спектакле наше среднее и старшее поколение — Людмила Трошина, Ирина Нахаева, Александр Варавин, Юрий Соломеин. Как сильно высветилась еще одна грань их возможностей!

 Девиз нынешнего юбилея: «Глобус» — театр для всех поколений«. Не формулируя, мы, зрители, ощущали это всегда — по афише, по спектру впечатлений от спектаклей. А что вы вкладываете в этот слоган?

 Мысль эта абсолютна не нова, и я уже как-то говорил об этом: человек в нашем театре, придя на спектакль в самом раннем возрасте, рождается как зритель, потом живет как зритель самых разных возрастов, и мы хотели бы, чтобы с «Глобусом» он был связан всю свою жизнь. А поскольку мы один из первых театров, куда он приходит, и его первые театральные впечатления возникают здесь, мы, чувствуя всю меру ответственности, к приходу этого маленького человечка очень серьезно готовимся. Конечно, бывает по-разному, и я не собираюсь сейчас лить один елей, но, по сути, мы хорошо понимаем-догадываемся, что такое детский спектакль. И у нас в театре не принято «экономить на детях». Обычно детские спектакли — это большие работы с большими постановочными и решениями, и вложениями. Как, к примеру, тот же «Том Сойер» — последняя премьера театра.

Помимо всего, нам бы хотелось и приручить этого зрителя, чтобы он остался с нами надолго. Найти контакт с публикой дорогого стоит, и мы над этим работаем. Я не строю иллюзий, что у нас прямо-таки все здорово, но работаем с полной отдачей...

Мы прекрасно понимаем, что произошедшее в 1993 году переименование ТЮЗа в молодежный театр вроде бы ничего не меняет, но, с другой стороны, меняет очень многое. Что такое молодежный театр? Театр, где работают молодые или театр для молодежи? И что такое вообще молодость?.. Это, наверное, в первую очередь свежесть какая-то, энергия жизни, поиска, возможно, открытий, откровений и желания, именно желания...

Мне тут пишет «В контакте» одна зрительница: была ребенком, смотрела ваш спектакль «Бемби» по Зальтену, а сейчас она уже взрослая и ходит на «Simейные истории» и "Наивно. Super«...То есть для нее спектакли «Глобуса» уже большой кусок жизни! Не сочтите за пафос, но это и моей работе придает особый драйв, а этому периоду жизни — особый смысл. В общем, это приятная вещь и, повторю, большая ответственность. И дальше, думаю: будем живы-здоровы, и театр будет необходим, хотя бы этому конкретному человеку...

 Вот уже много лет «Глобус» концептуально ориентирован на приглашение режиссеров самых разных художественных пристрастий и стилей, то есть в определенном смысле на эксперимент. Нет намерений в этой концепции что-то менять?

 Мы не имеем права этого делать. Потому что «Глобус» — слаженный театр, театр сложившийся — с историей. И с этой историей тоже. Ее нельзя обойти. И в таком принципе творческой жизни театра я, на самом деле, вижу много плюсов. Вопрос в том, КТО будет репетировать, КТО будет приходить в репетиционный зал, КАК и КУДА поворачивать людей?.. Всякое бывает. Но мы ищем, ищем, ищем. Потому что не хочется ошибиться. К сожалению, далековато находимся от театрального центра, и было несколько грустных моментов, когда мы не успевали перехватить режиссера даже на уровне его выхода в профессию.

Вот сейчас я с таким хорошим предвкушением жду премьеры платоновского «Возвращения»: Олег Юмов репетирует у нас на малой сцене. И очень интересно, прямо интригующе, как это случится, что это будет. Во-первых, потому что текст прекрасный: Платонов один из лучших русских писателей XX века. Во-вторых, интересно, каким будет эквивалент этой прозе на сцене. А то, что он найдется, безусловно: потому что все очень пытливы — и сам Олег, и актеры.

 А кто там занят?

 В центральной роли солдата, вернувшегося с войны, — Павел Харин. Его жену играют Ольга Цинк и Лена Ивакина. Их сына — Денис Васьков. Также в спектакле мы увидим Александра Варавина и молодую актрису Нину Квасову.

 Олег Юмов, он из Улан-Удэ?

 Нет, уже из Москвы... То, о чем я говорил...

 Алексей Михайлович, и тем не менее при этом принципе, назовем так, режиссерского многообразия «Глобус» — и это видно даже со стороны — в творческом отношении, по атмосфере все-таки театр-дом, я не ошибаюсь? И как вам удается его сохранить?

 Если бы мы думали, как это сохранить, то оказались, вероятнее всего, в критической ситуации. А поскольку такого вопроса у нас не возникает, то я, может быть, и не найдусь, что вам ответить... Да, есть хорошие моменты, когда, допустим, взрослые артисты помогают молодым или старшее поколение — среднему и младшим. В свою очередь молодые, и это можно наблюдать, дают что-то такое, чего не знают старшие: какие-то новые впечатления доносят до нас. Я очень рад, что многие артисты общаются также за стенами театра и очень дружны. И я тоже с кем-то дружен. И летом, когда все мы разъезжаемся в отпуск, даже начинаю скучать. Или приехав в другой театр на постановку, начинаю словно искать глазами — вот здесь, в этой роли, должен быть наш глобусовский артист...

Но, мне кажется, ощущение дома-театра возникает оттого, что собираются талантливые люди и чего-то хотят. Вместе сделать. Потому что талант — это не равнодушное состояние, не состояние покоя. Это состояние движения, даже если есть споры и альтернативные мысли, это все равно работает в плюс. На энергию движения вперед в первую очередь. Хотеть, чтобы спектакль случился, хотеть классно сыграть роль и так далее, и так далее — мне кажется, если много талантливых людей собирают под одной крышей так много заветных желаний и хотений, то это и есть театр-дом.

Алексей Крикливый в 2001 году окончил режиссерский факультет (курс профессора Л. Хейфеца) Российской академии театрального искусства.

С 2000 по 2003 гг. — режиссер Красноярского драматического театра им. А. Пушкина, где осуществил постановку спектаклей: «ОдноврЕмЕнно» по пьесам Е. Гришковца, «Москва — Петушки» В. Ерофеева, «Пат, или Игра королей» П. Когоута, «Великолепный рогоносец» Ф. Кроммелинка, «Norway. Today» И. Бауэршима.
С 2004 года — режиссер НАМТ «Глобус».

В 2005 году в ТЮЗе им. А.А. Брянцева (Санкт-Петербург) поставил спектакль «Сашка» С. Кондратьева.

В апреле 2008 года в Красноярском драматическом театре им. А. Пушкина выпустил спектакль по повести П. Санаева «Похороните меня за плинтусом». Спектакль представлен во внеконкурсной программе Национальной театральной премии «Золотая маска-2009».

С августа 2008 года — главный режиссер НАМТ «Глобус».

В театре «Глобус» поставил спектакли: «Бемби» Ф. Зальтена, «Ю» О. Мухиной, «НЭП» Е. Сибиркиной, «Simейные истории» Б. Срблянович, «Дама с камелиями» А. Дюма, «Наивно. Sупер» Э. Лу, «Про Иванушку-дурачка» М. Бартенева, «Старосветская любовь» по пьесе Н. Коляды, созданной по мотивам повести Гоголя «Старосветские помещики». Является режиссером ежегодных новогодних сказок театра.