Когда тебе наступают на пятки – это очень интересно

2 апреля 2010
Юлия Щеткова, «Новая Сибирь»

На вопросы «Новой Сибири» отвечает главный режиссер театра «Глобус»

Алексей Крикливый

С 1 по 8 апреля 2010 года в новосибирском молодежном театре «Глобус» пройдет неделя «Театр для всех поколений», посвященная 80-летию театра. Официальные торжества откроются тематической выставкой «80. Продолжение следует», подготовленной сотрудниками театра «Глобус» совместно с краеведческим музеем и музеем Новосибирского отделения СТД РФ. Завершится праздничная неделя традиционным юбилейным вечером в постановке главного режиссера театра Алексея Крикливого. Алексей Михайлович обещает сделать емкий и душевный вечер, концертные номера которого будут связаны с театром, временем, прошлым и сегодняшним днем. В репертуарных творческих планах режиссера две постановки по современным текстам Аготы Кристоф и Эрленда Лу. Однако в ближайшую неделю постановщику «НЭПа», «Ю» и «Наивно. Супер» предстоит совершить экскурс в полную любопытных совпадений историю Новосибирского театра юного зрителя.

 Леша, я прекрасно помню, каким ты был веселым и жизнерадостным, когда приехал в «Глобус» на свою первую постановку. А каким ты тогда увидел молодежный театр?

 Когда ты впервые приезжаешь в театр в качестве приглашенного режиссера — страшно волнуешься, потому что ты приехал делать дело, и сделать его нужно как можно лучше. Сначала начинаешь отсматривать спектакли, потом идешь на репетицию и встречаешься с актерами. И здесь происходит самое удивительное. Дело в том, что к актерам нельзя относиться равнодушно — это такие особенные существа, которых можно или любить, или ненавидеть. Актеры «Глобуса» в момент нашего знакомства были просто потрясающими! Мы репетировали детскую сказку «Бэмби» так, будто делали это в первый или, наоборот, в последний в своей жизни раз. На репетициях спектакля «Ю» история повторилась. Этих артистов нельзя было «накормить»! В них было, на мой взгляд, самое важное — неуемный творческий аппетит, желание, ненасытность, жажда деятельности. Они могли очень многое, и это подкупало. И в этой ненасытности, которая питает наши профессии, мы словно совпали.

 У тебя в других театрах часто подобные совпадения случаются?

 Не всегда. Бывает, желание есть, а совпадения не происходит. Все, как в обычной жизни: встречаешь человека и сразу чувствуешь, твой он или не твой — думаете ли вы об одном и том же, находитесь ли в одном поле... В общем, никаких гарантий того, что что-то случится и спектакль получится, у режиссера нет. Единственное, что неизменно присутствует, — это огромное желание сделать все хорошо. Поверь, ни один артист не хочет выйти на сцену и облажаться, и ни один режиссер не хочет сделать плохой спектакль и испортить со всеми отношения. В воображении всегда рисуется пир, а на деле порой получается и наоборот.

 Когда ты ставил мюзикл «НЭП», нам приходилось очень много разговаривать о новой эстетической политике режиссера Крикливого. Какая сегодня эстетическая политика у главного режиссера театра «Глобус»?

 Надо сказать, я иду сложным путем. На данном промежуточном этапе я поставил перед собой цель сделать так, чтобы в «Глобусе» были самые лучшие артисты. Они отнюдь не плохие, но я хочу, чтобы они были еще лучше. А это в одну секунду не делается. Исторически сложилось так, что у нас в театре есть сильное старшее и среднее поколения. Исходя из этого, я понимаю, что зона моей ответственности — сделать так, чтобы связь поколений не прерывалась, а продолжала развиваться. Это, на мой взгляд, очень важно. Не меньшее значение имеет репертуар. Не важно — классику мы играем или современную пьесу, главное, чтобы репертуар был активным. При этом нужно брать в расчет состав труппы и нормы, которые нам диктует современная экономическая ситуация. Еще я хочу избежать потока и конвейера, чтобы всякий раз возникала авторская работа режиссера и авторская работа артиста. Чтобы актер был не только исполнителем, который может выполнить любую режиссерскую прихоть, но и индивидуальностью, личностью. Среди наших молодых артистов эта тема чувствуется.

 Каких режиссеров ты бы хотел пригласить в «Глобус» на постановку?

 Я бы обязательно хотел еще раз поработать с Ниной Чусовой: Нина какая-то необыкновенная, чтобы она ни делала и где бы она ни ставила. Хотел бы продолжить сотрудничество с Еленой Невежиной — поставив «Белую овцу», она сделала хорошее вливание в мозг нашей труппы. Хочу, чтобы у нас поставили Вениамин Фельштинский и Адольф Шапиро, чтобы еще раз приехал и повозился с нашими артистами Александр Кузин. Я не говорю про мэтров — Додина и т. п. Этот театр есть, он по-своему прекрасен, но это другая, не совсем «глобусовская» история.

 Еще недавно самым молодым и прогрессивным в театральной режиссуре считалось твое поколение — тридцатилетних, теперь в лидеры выбились двадцатилетние. Они едва ли не всю афишу «Золотой маски-2010» оккупировали. Что ты думаешь по поводу омоложения профессии?

 Наблюдая за тем, что происходит с афишей «Золотой маски», начинаешь остро чувствовать, как тебе наступают на пятки. А это очень интересно! Отторжения не возникает, но ощущаешь себя стариком, потому что в каких-то моментах ты с этими молодыми ребятами не согласен. У нашего поколения были другие ориентиры и иные скорости. Нас учили осмыслять и постепенно добиваться намеченных целей, а у нынешнего поколения двадцатилетних нет времени на раздумья. Им хочется получить все и сейчас. Может, это и хорошо. Не хочу делать поспешных выводов. Если у зрителей есть желание смотреть то, что они делают, — значит, эти спектакли надо делать. Как говорится, живи и дай жить другим.

 Ты наверняка изучил глобусовского зрителя. Что хочет смотреть он?

 Изучил, конечно, но не до конца. Думаю, у зрителя, идущего в «Глобус», есть свои ожидания, то есть они знают, что от нас можно ждать. Иногда это хорошо. Мне также нравится, что у нас поменялся и расширился возрастной состав аудитории. В «Глобус» сейчас ходит та молодежь, которая раньше сюда никогда не ходила. Есть и свои фанаты...

 И фанатки, которые так бурно обожают ваших молодых артистов, что не дают другим зрителям толком смотреть спектакль.

 Знаешь, а я рад подобным проявлениям. Иногда бывает так, что через эти восторги человек пробирается к чему-то большему. Возможно, он придет и на другие спектакли, а потом ему еще и покажется, что он любит театр. Да и нашим мальчишкам это льстит. Вокруг них такой ажиотаж! Поклонницы подъезды исписывают, цветы дарят три раза в неделю. По-моему, это прекрасно.

 А быть главным режиссером — тоже прекрасно?

 Это сложно. Но я обожаю наблюдать за тем, как все развивается, особенно если я могу направлять это развитие в нужное русло. Сейчас я сознательно отказываюсь от частых поездок, чтобы не пропустить ни одного важного момента. Мне очень нравится репетировать, подсказывать, помогать избегать ошибок. Возможно, я изливаю на артистов все свои, скажем так, отцовские чувства. И даже стараюсь быть незаметным, чтобы не портить им жизнь. С сентября я начну преподавать в ГИТИСе и уже сегодня ломаю голову над тем, как мои артисты будут здесь без меня жить.