Алексей Крикливый: «Театры остались один на один со своими проблемами»

26 марта 2010
Степан Звездин, «Известия»

Новосибирский молодежный театр «Глобус» встречает 80—летний юбилей. Последние годы его художественную политику формирует Алексей Крикливый — человек с «неформальным прошлым», а ныне главный режиссер академического театра. В преддверии юбилейной недели, которая пройдет в театре с 1 по 8 апреля, мы говорим о творчестве, новых экономических условиях и культурном контексте, в котором все существуем.


Известия: Алексей Михайлович, в театре «Глобус» вы работаете уже несколько лет. Какими результатами своей деятельности вы дорожите?

Алексей Крикливый: Главное, чего удалось добиться, существенного «освежения» труппы. К этому, наверное, пока ничего не добавлю.

И: Когда вы принимали театр, наверное, видели перед собой определенную художественную программу. Насколько «Глобус» на современном этапе развития отвечает вашим первым режиссерским мечтам, творческим устремлениям?

Крикливый: Отвечает, но, конечно, далеко не в полной мере. Пока удалась лишь десятая часть того, о чем мечталось. Поймите, у меня нет задачи радикально поменять устройство театра в один момент. У «Глобуса» богатая и достойная история. И если я говорю о десятой части реализованных мечтаний, то думаю о том, что, возможно, иду более долгим путем. Путем собирательства коллекции артистов. Артистов, для которых нет невозможных задач. Универсалов—профессионалов. В театре существуют поколения. Сегодняшнее среднее и старшее поколение — результат работы Григория Гоберника и его команды: в 90—е годы на базе «Глобуса» появился курс ГИТИСа, в театр стали приезжать педагоги, происходил активный творческий и образовательный процесс. Сегодня у нас зародилось новое поколение артистов. Сейчас они подрастают и делают в искусстве уже какие—то осознанные вещи. Мне даже бывает за них «гордо»...

И: Мечтаете ли вы об авторском театре? Насколько обоснованы эти мечты в рамках академического коллектива?

Крикливый: Мечтается. Надеюсь, что мечты могут быть обоснованы... В принципе, что есть «авторское начало» в театре — никто до конца не знает. Любой достойный спектакль — авторский. Авторская режиссура, авторская работа артиста в спектакле. Спектакль может случиться или не случиться в режиме любого театра. Конечно, в академическом коллективе есть свои обязательства, свой уровень, порой — неприятные подножки, но это условия игры.

И: «Глобус» стал одним из первых театров России, который вышел из прямого бюджетного финансирования, сменил «форму», стал «автономным учреждением культуры». Как это повлияло на художественный процесс? С позиции главного режиссера — в чем плюсы и минусы новых экономических условий?

Крикливый: Сегодня государство очень интересно ведет себя по отношению к бюджетным организациям. Можно сказать, что так называемая «театральная реформа», о которой в культурной среде даже не спорили — категорически возражали, — свершилась. Эта реформа и есть переход учреждений культуры в автономное плавание. Здесь несколько нюансов. На первом этапе все мы были даже рады — исчезли абсурдные правила, по которым театру, чтобы купить булавки, нужно было составлять тендер и объяснять, зачем они потребовались. К слову, в тендере участвовали и режиссеры. В Красноярске, к примеру, я как—то вынужден был прописывать свою концепцию спектакля, выставлять ее на открытый конкурс, это висело на сайтах с указанием моего гонорара, и любой человек, если бы захотел, мог предложить сумму вознаграждения поменьше и на законных основаниях стать режиссером этого спектакля. И вот все эти глупости исчезли. Театр стал свободно и быстро развиваться. На втором этапе — то есть совсем недавно — пришло осознание, что мы оказались заложниками собственных надежд и доверчивости. Не все держат слово. Театры остались один на один со своими проблемами и вынуждены теперь выживать по собственному усмотрению. Мы должны заработать себе на все, вплоть до тех же самых булавок.

И: Думаете, после кризиса что—то изменится?

Крикливый: Думаю, что нет. Будет как—то по—другому. Возможно, что скоро по всей стране возникнет необходимость сокращать труппы, а декорации окажется выгоднее заказывать на стороне, что приведет к расформированию цехов, а значит, будет утрачена грандиозная рукодельная составляющая любого спектакля. Видимо, в обозримом будущем мы подоспеем к западному варианту организации театрального дела: кастинги, разовые контракты... Полгода человек работает официантом, два месяца — актером. Русский репертуарный театр в перспективе под угрозой — это не миф, не выдумка; а маленькие, даже вполне крепкие в художественном отношении театры, но которые не могут заработать себе на жизнь самостоятельно, без поддержки могут исчезнуть уже в ближайшие годы.

И: Влияет ли новая экономическая модель на репертуар «Глобуса»?

Крикливый: А как вы думаете? Вы же понимаете, что влияет. Ясно, что появление в репертуаре нашего театра нескольких комедий — вполне определенный поступок. Благо, что у «Глобуса» все—таки есть все необходимые силы и финансовые возможности не заполнять репертуар только подобными пьесами.

И: Может ли театр существовать на достойном уровне без серьезной финансовой поддержки со стороны государства?

Крикливый: На достойном уровне — нет. Примеры городов, где сегодня есть беспрецедентно грамотный и продуктивный диалог искусства и власти — Пермь и Омск. Конечно, можно зарабатывать самостоятельно, но на творческий риск рассчитывать не придется.

И: Что вас порадовало и что огорчило в творческой жизни Новосибирска за последнее время?

Крикливый: Огорчило закрытие фестиваля альтернативных театров «Sib—Altera», а самое приятное и полноценное впечатление — открытие театра «Ангел Копуста», в который вошли артисты разных коллективов, объединенные оригинальными творческими идеями. Еще мне нравится авантюризм Сергея Афанасьева, который как—то вдруг снимает кино, как—то вдруг открывает «Первый театр»... Здесь я радуюсь данности: лучше попробовать снять кино, чем не попробовать, лучше открыть театр, чем не сделать этого. Я сейчас не говорю о наполнении этих начинаний, но сами события меня привлекают. К появлению в городе театрального института отношусь хорошо, открытию в нем режиссерского отделения — как—то по—другому. Я принимаю это как факт, работающий на отдаленную перспективу. По сути, если говорить честно, профессией режиссера нужно овладевать в столицах. В основном из—за культурного поля, которое там тебя окружает. Но интересные студенты на этом курсе есть. Что радует.

И: Каким вам видится «Глобус» в следующие пять лет?

Крикливый: Ярким, интересным, живым театром с замечательными артистами. Я хочу, чтобы в театр пришли современные пьесы, современные режиссеры, современный зритель, открытый поиску, режиссерским интерпретациям. Хочу, чтобы при театре заработали творческие лаборатории, чтобы мы были полезны не только зрителям, но и специалистам. Конечно, это достаточно общие вещи: раньше я загадывал больше и предметнее, но со временем понял: мыслить пятилетками — бесперспективное занятие.