«Финист – Ясный сокол»: новая жизнь старой сказки

23 ноября 2012
Юлия Черная, «Академ.инфо»

В театре «Глобус» прошла премьера спектакля «Финист — Ясный сокол». Взяв за основу известный фильм и пластинку, омский режиссер Анна Бабанова создала свою сказку. Насколько удачной она получилась, Анна судила по реакции своего пятилетнего сына. Для объективности оценки на премьеру спектакля корреспондент Academ.info взяла своего, шестилетнего.

Пробовали ли вы поставить ребенку фильмы-сказки своего детства? С фильмом «Финист — Ясный сокол» лично я провела эксперимент накануне премьеры. Шестилетний сын умчался от экрана через четыре минуты: у него там сложная конструкция из «Лего» простаивает, а здесь «все как-то медленно — позови, когда интересное начнётся». Пятилетняя дочь просидела до появления Картауса, после чего поинтересовалась, а нельзя ли ей мультик про маленьких Эйнштейнов или Винкс.

Омский режиссер Анна Бабанова, поставив фильм своему пятилетнему сыну, столкнулась примерно с той же реакцией. И решила создать на основе известных и любимых в детстве фильма, пластинки и сказок новую динамичную, зрелищную, волшебную историю.

«Мама, дай телефон! — канючит девочка, сидящая за нами. — Еще только второй звонок, я успею пройти уровень! Мама, ну дай!»

Психологи говорят, что современные дети воспринимают информацию по-другому: он привыкли к постоянному общению с техникой, к динамичным фильмам, к нескольким потокам информации одновременно. Так что задача современного режиссера детских постановок непросто придумать хорошую историю, но и удержать внимание юного зрителя. Надо признать честно, режиссеру и актерам в данном случае это удалось. Извечная история противостояния тьмы и света, добра и зла, любви и предательств заставила даже любительницу игр на мобильном телефоне сидеть, вжавшись в кресло. Для динамичности сценарий знакомого с детства фильма пришлось значительно подсократить и добавить зрелищности.

На сцене в красных отблесках костра скачут войны-оборотни злого Картауса. «А сказка то будет страшненькой», — констатирует мой сын и придвигается поближе.

Большинство окружающих детей к концу сцены оказываются на коленях родителей. Злые силы не просто плохие существа, они пугают: лица воинов закрыты темной тканью, отчего кажется, что под шлемами зияет пустота; голова оборотня Кострюка (Александр Липовской) в волчьем обличии закрыта звериным черепом с сияющими глазами: это не веселая нечесть современных сказок, а языческая, «чужая» и пугающая.

Но режиссеру удается невероятное (сказывается влияние пятилетнего сына) — детей проводят по тонкой грани, не дав сказке превратиться в ужастик. И вот уже напряжение страха сменяется радостным детским смехом. Зал из мрачного мира нечести плавно переносится в солнечный мир народных хороводов и напевов, шуток и добрых людей. Зрителям дают всласть и попереживать, и отдохнуть, и позамирать от страха, волнения, и посмеяться. Ощущение, что актеры и сами получают удовольствие от хороводов, передается в зал мгновенно.

Шутки, как и положено в хорошем спектакле, многоярусные — свой смысл для детей, свой для взрослых. И если родители с улыбкой следят за девками, бегущими в войско за любимыми, за злоключениями боевой бабы Анфисы (Нина Квасова), чей мужик (Иван Басюра) то за девками норовит убежать, то за русалками в озеро кинется, а потом и вовсе сквозь землю провалился, то у детей выводы другие.

«Смотри, мам, какая Анфиса смелая! О! Она еще и драться умеет, почти как Финист — Ясный сокол», — с уважением говорит мой сын. Девки в войске его, выросшего в век феминизма, и вовсе не смущают.

Зато непослушный мальчик Ваня вызывает симпатии всех маленьких зрителей — с ним явно себя ассоциирует большинство сидящих в зале детей. Они сжимают кулаки, когда Ване надо убегать от чудовищ, радостно смеются, когда Ваня стукает щитом одного из нападавших. А когда Финист (Алексей Кучинский) в конце сказки хлопает Ванюшу по плечу «Ну вот Ваня, мы и победили!», мой сын с радостью выдыхает: «Да, мы победили!»

Уже выходя из зала, он серьезно сообщает, что на Новый год обязательно будет Финистом («Ты запомнила какой костюм шить?»), а еще сказку надо показать его лучшей подруге Натке — потому что ей предстоит быть Аленушкой. Ну а я могу выбрать роль по вкусу: или бабушки-веселушки, или Анфисы. Так что русский богатырь усилиями Анны Бабановой победил всех популярных мультяшных героев, по крайней мере в душе моего сына.