Алексей Людмилин: «Первым настоящим мюзиклом является опера Моцарта „Волшебная флейта”»

17 октября 2014

Новостная лента сайта театра «Глобус»

Алексей Людмилин, музыкальный руководитель и дирижер мюзикла «Робин Гуд», рассказывает об особенностях работы в новом проекте.

О мюзикле в драме

В драматическом театре было довольно рискованной мыслью поставить мюзикл. С одной стороны это трудно, а с другой стороны — хорошо. В драматическом театре нет вокалистов, которые думают сугубо о вокале. Сейчас все оперные театры России ожидают трагедии, потому что время простых вокалистов на сцене заканчивается. Наступает время умных вокалистов, которые должны уметь в равной степени хорошо владеть голосом и создавать образ. В театре «Глобус» этот жанр очень полюбили. Все актеры очень хотят в нем работать и делают это с большой отдачей. Мюзикл стал близок артистам, они в нем открываются по-новому.

Об истоках

Первым настоящим мюзиклом, по сути, является опера Моцарта «Волшебная флейта». Тот же принцип номерной системы, между ними диалоги, некоторые произносятся на музыке... Но у мюзикла в отличие от оперы другой музыкальный язык — более острый, более характерный, более темповый. Если в опере основой является мелодика, то здесь — темпоритм. Темпоритма не будет — мюзикл провалится. Опера строга по форме, а мюзикл — демократичен, на него могут и оказывают влияние разные музыкальные направления — джаз, поп-музыка, рок.

О специфике жанра

Самое главное — найти интересную тему, которая волновала бы зрителя. В создании мюзикла либретто первично. Для композитора найти своего либреттиста сегодня — одна из труднейших задач. Плохое либретто хорошая музыка не спасет. Это очень важно именно для мюзикла, потому что кроме всего прочего он содержит в себе элемент развлечения. Если нет юмора, то сделать удачный спектакль очень сложно. Но из мюзикла нужно делать не пустое развлечение, а серьезный продукт, тем он и труден.

О сверхзадаче

Нужно стремиться пробудить в людях лучшие чувства — благородство, достоинство, веру. Нужно, чтобы они получили моральное удовольствие от спектакля. Главное, чтобы спектакль вызывал всплеск положительных эмоций. И, прежде всего, это задача музыки, и драматургия ей в этом помогает. В основе любого музыкального спектакля должна быть идея добра.

О профессии

Дирижирование — это определенный вид шаманства. Один дирижер встанет, поднимет руки и весь оркестр уже знает, что сейчас что-то будет, а другой сделает все то же, но оркестр уже знает, что ничего не будет. Нечто мистическое в профессии действительно есть. Но прежде всего дирижер должен быть профессионалом. Потом он должен понять, дал ему Бог или не дал талант. Научить этой профессии нельзя, можно только помочь ей развиться. Юрий Темирканов как-то сказал, что дирижер сродни священнику. Его проповедь либо слушают, либо нет. Умение завладеть людьми — это большой дар. Взаимодействие между дирижером и залом имеет большое значение. Если публика холодная, то очень трудно дирижировать. Когда певцы на сцене, оркестр, дирижер и публика находятся в одной комбинации, все получается гениально. Великое искусство дирижера в том и состоит, чтобы в первую очередь передать то, что написал композитор, а потом вложить в него свою энергетику. Либо ты чувствуешь душу и сердце музыки и передаешь ее через себя оркестру, придавая каждому жесту функциональное значение, либо ты просто машешь палочкой.

О работе с режиссером

С Ниной Чусовой очень интересно работать. Она музыкально грамотна, она делает купюры, которые, я считаю, не испортят спектакль, а наоборот, избавляют его от лишних повторений. При этом она умеет идти вслед за композитором. Это важно, потому что как только начинается что-то поперек, то музыкальный спектакль теряет свое интеллектуальное значение и получается шоу. Нина выстраивает драматургическую линию, проводит через весь спектакль так, чтобы невозможно было заскучать — динамика идет все время по возрастающей. Нина все делает на музыке, и я считаю это совершенно правильным. Когда диалоги произносятся на музыке, то спектакль превращается в монолитное действо. Аккомпанемент дает музыкальное движение и двигает драматургию вперед. Это очень сложно, это самое трудное в режиссерской работе — сделать так, чтобы в спектакле не было ритмических провалов, и Нина прекрасно с этим справляется.