Алексей Крикливый: «Режиссер – немодная профессия»

5 августа 2005

Елена Коновалова, «НьюсЛаб»

Летом в театрах наблюдается традиционное затишье. Особенно в провинции — вся деятельность сворачивается уже в июне, а то и в мае. И так до октября — хорошо, если кто-то приедет на гастроли! Но этим летом Красноярск не балует своими постановками даже заезжая антреприза. Впрочем, жизнь не стоит на месте. Театры потихоньку готовятся к новому сезону, где-то уже начались репетиции. Да и известные театральные деятели иногда наведываются. С некоторыми даже удается пообщаться. Так что, дабы вам не скучать, уважаемые театралы, в ближайших выпусках нашей рубрики предлагаем вам несколько интервью. Думаю, имя сегодняшнего нашего гостя Алексея Крикливого многим знакомо не понаслышке. А в следующих выпусках читайте интервью с красноярским драматургом Александром Хромовым и московским режиссером Инарой Гулиевой.

Уже два сезона, как спектакль Алексея Крикливого «ОдноврЕмЕнно» по пьесам Евгения Гришковца сошел с репертуара театра им. Пушкина, а красноярские театралы до сих пор вспоминают эту постановку. Немалым успехом пользуется и другая работа режиссера, «Бунтовщики в Интернете» Игоря Бауэршима. Есть надежда, что она не последняя на «пушкинской» сцене — полтора года назад режиссер переехал работать в новосибирский театр «Глобус», но не скрывает, что хотел бы сохранить творческие связи с родным городом.

В теплицу возврата нет

 Алексей, как долго ты обдумывал предложение «Глобуса»?

 Около месяца. Взвешивал плюсы, минусы — решение далось непросто.

 И как, не жалеешь?

 Нисколько, это очень хороший жизненный опыт. Знаешь, я давно уже распрощался с «розовыми очками» относительно внутренней жизни в театре. Понимаю, что не все любят меня, как мама или друзья детства, обязательно должны быть враги-недоброжелатели — это нормально. (Смеется.) В Красноярске же я жил и работал в несколько тепличной атмосфере.

 А чем это плохо?

 Теряется стимул, начинаешь вариться в собственном соку. Какие-то домашние радости. Я понимаю, что мир театральный тесен. Но здесь он тесен на уровне вытянутой руки, все друг друга слишком хорошо знают. Нет конкуренции, сильного информационного поля. А ведь хочется двигаться дальше!

 В Новосибирске ситуация иная?

 Абсолютно. Только один пример: накануне Слава Полунин выпускал в Новосибирске свой новый спектакль «Чудаки», и мы могли это видеть. Таких примеров множество, к нам часто приезжают интересные режиссеры. В «Глобусе» сейчас впервые в России ставится пьеса современного немецкого драматурга Давида Гизельмана «Господин Кольперт» — кстати, это первая постановка в провинции известного режиссера Романа Козака. В Новосибирске раз в два года проходит «Рождественский фестиваль» — один из крупнейших театрально-музыкальных фестивалей на периферии. И еще, что очень важно, здесь есть сильный профессиональный круг общения. Например, год назад я познакомился с Анатолием Владимировичем Ахреевым — он замечательный педагог, много лет преподавал в ГИТИСе. А сейчас мы набираем специально для театра Глобус актерский курс в театральном институте. И я очень рад, что судьба подарила мне профессиональную, творческую дружбу с такими людьми.

 Сейчас много рассуждают о том, что институт штатных режиссеров в России отмирает. Ты придерживаешься другой точки зрения?

 Напротив, я даже немного завидую режиссерам, которые работают по контракту, — приехал, за пару месяцев поставил спектакль, быстро все забыл и поехал дальше ваять. Если же ты привязан к какому-то театру, то помимо ежедневных репетиций приходится заниматься еще и кучей административных вопросов — в какой-то момент это убивает в тебе творчество: штатный режиссер — немодная профессия. Но в такой работе есть свои плюсы.

 Какие же?

 Появляется круг единомышленников, с которыми можно работать на перспективу. В последнее время мы как-то привыкли использовать артистов, не задумываясь об их возможностях. Есть типаж, определенные данные — и всё, актера будут до бесконечности гонять по этому кругу! Особенно в провинции. Но увидеть, во что человек может вырасти, развиться, постепенно его к этому подталкивать — на мой взгляд, гораздо важнее и увлекательнее. И это во многом зависит от творческого лидера. Вообще, на данную тему можно много и красиво рассуждать. Но в жизни, в нашей профессии все намного жестче и богаче — своими сюрпризами, нюансами: Пока что меня, во всяком случае, устраивает то, чем я занимаюсь.

От драмы — к мюзиклу

 И похоже, ты не боишься экспериментировать! Мюзикл «НЭП» — твой первый опыт постановки музыкального спектакля?

 Надеюсь, что не последний. (Улыбается.) Мы все начинали практически с нуля — это первый сибирский мюзикл, с оригинальной музыкой Елены Сибиркиной. Есть в нем и драматические эпизоды. На сцене — около ста человек, в театре даже появились свой хор и оркестр, все исполняется вживую. Сейчас они заняты и в других постановках театра. Так что я бы еще раз с удовольствием взялся за мюзикл — причем, на этот раз в музыкальном театре. Хотя прежде ненавидел этот жанр, совершенно его не понимал.

 Чем же он тебе так не угодил?

 Он мне казался тупым, плоским и неинтересным. А тут пришлось погрузиться, и неожиданно для себя я вдруг повелся, открыл какие-то неожиданные вещи — стало любопытно. Знаешь, я довольно занудливый человек. (Смеется.) Но одно из моих достоинств — я умею делать правильные выводы из того, что со мной происходит.

 И какие же выводы ты сделал из этой работы?

 Например, стал лучше слышать музыку. Да и сама тема: Мюзикл поставлен по «Педагогической поэме» Макаренко, и я долго не понимал — зачем? А потом, на уровне какого-то пятого чувства, вдруг дошло — сегодня это просто необходимо по многим позициям. У нас получилась этакая эклектика, социалистический лубок, и часть критиков нас упрекала — почему вы опустили все ужасы того времени? Но, во-первых, мюзикл это солнечный жанр — репрессии здесь как-то неуместны. А сюжет во многом строится на таких понятиях, как дружба, единство — как оказалось, всем так этого хочется, особенно молодым зрителям! Рад, что они выходят после спектакля с ощущением чего-то доброго и позитивного.

 А коммерчески это востребовано? Насколько окупаем такой проект?

 За неполный сезон «НЭП» прошел около сорока раз, и каждый раз зал был набит битком. Это о чем-то говорит? При том, что спектакль иногда идет по два раза в день. Да, он довольно дорогостоящий. Но чем мне нравится «Глобус»: чтобы привлечь зрителя и набить зал, здесь никогда не будут брать пьесу Куни и делать ее на картонных декорациях, из бедности или дурновкусия, и играть «про это». Ничего не имею против Куни — он хороший драматург, стопроцентный коммерческий верняк. Но мы предпочли другое — сделать не дешевую развлекаловку, а настоящий праздник для людей разных возрастов.

С надеждой на взаимность

 Алексей, а на выездные постановки у тебя время остается?

 Остается, недавно ко Дню Победы ставил спектакль на военную тему в питерском ТЮЗе — «Сашку» Вячеслава Кондратьева. Получил там бесценный опыт: постановку оформлял Март Фролович Китаев — легенда мировой сценографии, его имя вписано во все театральные учебники. Человеку 80 лет, но его энергии и фантазии можно позавидовать!

 А как же родной Красноярск? Помнится, был разговор, что ты поставишь здесь два спектакля — «Великолепного рогоносца» Кроммелинка и «Наивно. Супер» Эрленда Лу...

 Это было так давно, что я просто не вижу смысла к ним возвращаться. Всему свое время: Перед отъездом в Новосибирск я пытался восстановить «Рогоносца», даже начинал репетировать с новым составом (изначально спектакль был поставлен на актеров, которые вскоре уехали из Красноярска. — Ред.), но ничего не вышло — мне это уже неинтересно.

 В таком случае, есть ли что-то, что тебе было бы интересно сейчас поставить с актерами театра им. Пушкина?

 Я еще не до конца определился по срокам на следующий сезон. Точно знаю, что буду делать в «Глобусе» «Семейные истории» югославского драматурга Биляны Срблянович — давно мечтал, и сейчас мне есть на кого это ставить. Оля Мухина написала очень интересную пьесу «Летит», я с удовольствием бы за нее взялся, но пока не вижу необходимого актерского состава: Зато неожиданно захотелось сделать «Даму с камелиями» Дюма! Читал ее давным-давно, а сейчас вдруг показалось, что нашел очень занятный замысел для постановки этой пьесы. Что же касается театра им. Пушкина: знаю только, что непременно поставлю в этом сезоне один спектакль где-то на выезде. Но будет ли это Красноярск, пока не уверен. Посмотрим... Возможно, наши планы совпадут...