Алексей Крикливый: «Эта пьеса – об обретении, свободе и мечте»

30 сентября 2011

Юлия Колганова, новостная лента сайта театра «Глобус»

Друзья! 28, 29, 30 октября 2011 года на малой сцене театра «Глобус» состоится премьера спектакля «Летит» по пьесе драматурга Оли Мухиной. В преддверии премьеры режиссер Алексей Крикливый рассказал о будущей постановке.

 Алексей, пьеса Оли Мухиной «Летит» очень сложна и интересна по структуре, в ее основе интервью реальных людей, записанные автором...

 Совершенно верно. Пьеса сделана с использованием технологии «Verbatim» (в переводе с латыни «дословно»). Эта технология уже лет пятнадцать известна в России, именно на ней вырос документальный театр. Основной смысл «Verbatim» состоит в том, чтобы очистить театральный текст от авторской придумки, используя реплики реальных людей. Это очень честная работа. Драматург, режиссер или артист берут диктофон, опрашивают людей на заданную тему (в переводе с английского, берут «показания»), после этого расшифровывают интервью, и далее работа направлена на то, чтобы сделать собранный материал театральным текстом. Мы не имеем права ничего дописывать сами, единственное, что мы можем — вставлять некоторые реплики, менять их местами, тем самым создавая эффект сцены.

 Насколько такой «несценический текст» поддается «сценической интерпретации»?

 Работать с текстом интересно, но в этом есть определенная трудность. Разгадать и без того нелегкий шифр, которым написана пьеса, довольно непросто. Читать текст, если попадаешь на его волну, легко... Но когда начинаешь это играть, необходимо искать некие оправдания, ходы для выражения материала, потому что все равно мы создаем людей с определенной логикой, образы, которые сконструировала Оля Мухина. И разгадывать этот шифр — очень занятная работа.

 Пьеса написана в 2004 году. Наша жизнь стремительно меняется во всех сферах, меняются не только приметы цивилизации, меняется даже сленг, которым общается современная молодежь. Насколько этот документальный материал интересен сегодня?

 В период, когда была написана пьеса, в нашей стране у многих была тяга к красивой, сладкой жизни. Мне кажется, что время очень сильно изменилось. Это не гламурная история, а история о нормальных ребятах, которые, в принципе, уже сами успели сделать свою жизнь: добиться определенных успехов в карьере, в материальном мире. А в личном плане они начинают буксовать. И если в нашем спектакле «Наивно. Sупер» мы рассматривали кризис 25 лет, то в «Летит» отражен такой хитрый момент, когда людям ближе к тридцати, они начинают задумываться: а что мы успели, в чем смысл нашей жизни, что будет происходить дальше?

Пьеса начинается с такого обстоятельства как страх. Всем очень страшно. Боязнь не конца света, не планеты Меланхолия, что-то особенное происходит в воздухе, и люди начинают вырабатывать не ту энергию — страх перед будущим, перед тем, что должно случиться...

 Готовы ли Вы обозначить жанр спектакля?

 На мой взгляд, по жанру это перекрестная мелодрама. Все в кого-то влюблены, все пытаются кого-то добиться, но кто-то любит кого-то другого... В этой истории три пары, возникает еще четвертая, где каждый пытается разобраться со своей жизнью. Я думаю, что калейдоскоп лирических перекрестных «love story» в итоге рождает эту потребность — лететь. Почему пьеса называется «Летит»? Это сильное желание вырваться, вылететь из заданной ситуации, чтобы стать свободным человеком. Пьеса — об обретении, свободе и мечте.

 Часто пьесу обвиняют в бессмысленном эпатаже, что Вы можете сказать по этому поводу?

 Я эпатажа не вижу. Это очень нежная, трогательная история, с грустными и веселыми моментами. Возможно, кто-то может связывать понятие «эпатаж» с темами секса, наркотиков и т. д., но сегодня, по-моему, авторскими высказываниями на этот счет трудно удивить.

Нам с актерами интересно, что происходит с детьми, у которых, образно говоря, всегда был мобильный телефон, которые чуть ли не рождаются с ним. В мире так много девайсов, которые стремительно совершенствуются, которые уже как чип вставлены в наши головы. А человек-то должен сообразить, разобраться в этих чипах, решить для себя — что с ними делать. Ведь дело не в девайсах, дело в людях, отношениях, дело в том, что просто трудно признаться человеку: «Я тебя люблю». Я где-то прочитал, что если ты вовремя не поцеловал человека, то вы становитесь с ним друзьями. Нужно хотя бы успеть кого-то поцеловать!

 Пьесу ставили несколько режиссеров, даже сама Оля Мухина...

 Да, и Оля изобретала «манифест поколения». Вообще когда еще была первая читка «Летит», театральный критик Павел Руднев писал, какое счастье, что к нам идет такая пьеса. Оля опоэтизировала своих персонажей, наполнила их своим личным отношением. И это нужно учитывать, чтобы быть более честными по отношению к героям.

Об эту пьесу многие «сломали зубы». Ее хотят сделать как драматическое произведение, а тут другой жанр, очень сложный, когда люди дают интервью, а из интервью делаются тексты. Это работа экспериментальная, а не помпезно-театральная.

 Чем Вам лично интересны персонажи пьесы «Летит»?

 Это красивые яркие ребята. Талантливые. А на талантливых людей всегда любопытно смотреть. В талантливом человеке больше мук, событий, они сами себе события устраивают. И текст получился ироничный, ернический, не все в пьесе проговаривается, очень много отшучивается.

 А можно ли сформулировать основную тему этого текста?

 Там очень много тем, в этом клубке — извечный конфликт мужчины и женщины, предательство друзей. Есть хорошие монологи о том, почему люди хотят взлететь. Один герой прыгает с многоэтажки, и эти секунды полета для него — самое важное в жизни. Пара — девочка из Владивостока, парень из Питера, приехавшие в большой город, готовы сделать все, даже пойти на предательство, чтобы стать звездами, так сказать «висеть на постере».

Энергия молодости проходит в какой-то момент, а что остается дальше — вопрос следующий. Вот на этом переломе пьеса и строится.